Опубликовано

Петергоф

С подачи мудрого Петра

на бреге Финского залива

под звук победного прилива

заложен город был с утра.

С единой целью – восхищать,

подобно знатному Версалю.

И вот строенья заблистали,

фонтаны стали восторгать.

Встречал с дороги Верхний сад

гостей сиятельных, вельможных.

С залива плыли осторожно

и прибывали в Нижний сад.

Везде цветная благодать

и симметричное барокко.

Смотрели гости ясным оком

и не стеснялись воспевать.

…И по прошествии веков

дворцов величье воспевают.

Петра Великим величают

и прославляют Петергоф.

Коснись и ты прекрасных вех,

пройдись по парковым аллеям.

От чудных видов сердце млеет,

умом добреет человек.

Опубликовано

Перебираю жизненные чётки

Перебираю жизненные чётки,

седую память в спешке ворошу.

Как жаль, что в детстве не было учёта.

Да и про юность вряд ли расскажу.

Тогда я жил, не думая про старость,

что пригодится летопись годов.

Сейчас ищу, что в памяти осталось,

но мозг включиться в это не готов.

Жаль, что пропали мысли безвозвратно.

Жаль, что событий смылась череда.

Мне не вернуться в прошлое обратно.

Вот так и жизнь уходит навсегда.

Опубликовано

У берёзки

С собою дождичка возьму,

снесу под сникшую берёзку.

Её к груди своей прижму

и обниму не понарошку.

Очищу вялую листву

от придорожного засушья.

Стихи любовные прочту

в серёжки, скрасившие уши.

И оживёт любовь моя,

взмахнёт игривыми ветвями.  

И оживу с берёзкой  я

под голубыми небесами.

.

Опубликовано

Я верил людям…

Я верил людям, безоглядно верил людям,

не замечая ни корысти, ни хулы.

Нёс откровения в стихах на златом блюде.

Не забывал читать рифмованной хвалы.

 

Не отводил от них доверчивого взгляда,

не слыша шорохи завистливых речей.

Пытался строить отношения, как надо,

стараясь выдать в зной живительный ручей.

 

Я не жалел дарить душевную открытость.

Спешил на помощь без сомнений и тревог.

Прощал по глупости расхлябанную сытость,

А вот предательства простить никак не мог.

 

И только годы всё расставили по чести,

сорвав с событий показную мишуру.

Когда сознание избавилось от лести.

Когда заметил я нечестную игру.

Опубликовано

Моя семья

Семья моя — моя обитель,

моё душевное тепло.

Ты дорога мне, как целитель,

с которым сладок диалог.

 

Мне так приятны посиделки

вокруг накрытого стола,

где не приветствуют безделье

и  прославляются дела.

 

Где под сияющие взгляды

звучат приветные слова.

Где восседает с нами рядом

давно ушедший голова.

 

Где наши предки не забыты

и дух семьи не истребим.

Где мы единым монолитом

свою историю творим.

Опубликовано

Я вижу боль в твоих глазах…

Я вижу боль в твоих глазах.

Я вижу робкую слезинку.

Такую видел в образах

давно заброшенной глубинки.

 

Та боль от чёрствого словца,

от безразличия во взгляде.

От невниманья  без конца

в тобою созданном наряде.

 

Я эту боль спешу унять,

тебя заботой успокоить.

Чтоб ты сумела осознать —

твоя слезинка много стоит.

Опубликовано

Ромашковое поле

Любит – не любит, придёт – не придёт.

Целое поле душевных вопросов.

Сколько заветных желаний цветёт

для россияночек русоволосых.

 

Белое море, куда ни взгляни,

нежной надеждой на солнце сияет.

Добрую руку скорей протяни,

музыка счастья в душе заиграет.

 

Вскорости сбудется чья-то мечта.

Кто-то любовь на пути повстречает.

В поле ромашковом тропочка та,

что вдохновение нам обещает.

Опубликовано

Синева

Небо пробежалось по земле,

щедро поделилось синевою.

Кажется природа веселей,

видится цветение родное.

 

Дождиком умытые поля

смотрят васильковыми глазами.

В даль зовёт родимая земля,

красками сливаясь с небесами.

Опубликовано

Не должно быть без вести пропавших…

Не должно быть без вести пропавших

в просвещённый ХХI век.

Жизнь свою за Родину отдавших

всё равно отыщет человек.

 

Он просеет Землю по крупицам.

Он продолжит поиски на дне.

И найдёт хоть малую частицу

от того, кто сгинул на войне.

 

От того, кто в битве не склонился

под раскатом шквального огня.

От того, кто с нечистью рубился,

не дожив до завтрашнего дня.

Опубликовано

Ген памяти

Прервался голос мирной жизни.

В эфире грянуло – ВОЙНА.

Сапог кровавого фашизма

ступил на мирный лучик дня.

Топтались цели и мечтанья.

Ломались прелести судЕб.

Кому-то выпало скитанье,

кому-то стон семейных бед.

Сжигались целые селенья.

С Земли стирались города.

Клыками псов кромсали пленных

и хоронили без следа.

Из кожи шились абажуры.

Из детских тел сосалась кровь.

Писалась смерть людей с натуры

и не хватало трупам рвов.

И нужно вбить такое в память,

чтоб не зачах российский ген.

Чтобы в победной панораме

Не прорастал забвенья тлен.