Опубликовано

Ах, как красивы…

Ах, как красивы заграничные обертки.

Как громогласна забугорная молва.

Но мне приятней образцы российской сборки,

моей глубинки задушевные слова.

 

И потому, что я Россиюшкой заполнен,

в которой сердцем слышу чистый перезвон,

не променяю звонаря на колокольне

на самый лучший европейский карильон.

Опубликовано

Весна и ветер

Сменила зимушку весна,

но ветер взбалмошный остался.

Весной – красой очаровался,

ему, бедняге, не до сна.

 

То закружит пред ней юлой,

то к платью снежному прижмется.

То воем в трубах отзовется,

как безобразник молодой.

 

Спасая иней на ветвях,

ему деревья бьют поклоны.

А он трясет их непреклонно

у всей округи на глазах.

 

Но краснощекая весна

его затей не замечает.

Она улыбку излучает

восходу солнечного дня.

 

Опубликовано

Из моих наблюдений

В вагонах метрополитена мне все чаще приходится наблюдать такую картину: на одной стороне сидит симпатичный молодой человек, уткнувшийся в свой планшет, на другой стороне – миленькая девчонка, теребящая в руках новенький смартфон. А почему бы им ни оторваться от техники и ни посмотреть друг на друга. Может быть, это судьба. А иначе в ближайшем будущем можно будет услышать: «Венчается раба божья Кристина со смартфоном марки samsung».

Опубликовано

Из моих наблюдений

Был сегодня у Петропавловки и любовался не величием Зимнего, не Ростральными колоннами Стрелки и не своенравным течением Невы, а инверсионными следами от истребителей, которые барражировали вдоль Невы, охраняя воздушные рубежи нашей Родины. Еще совсем недавно из-за дерьмовых правителей наши самолеты стояли на приколе, и небо было беззащитным, и вот теперь такая защита. Я стоял и искренне радовался самолетам над головой. Моего состояния не сможет понять тот, кто Россию воспринимает только как возможность своего обогащения или тот, для кого слово «Родина» является пустым звуком. Хочется надеяться, что таких меньшинство.

Опубликовано

Из моих наблюдений

В прошлое воскресенье мы с подругой решили прокатиться на теплоходе по Химкинскому водохранилищу. Был чудесный солнечный день, небо дразнило нас своей голубизной и открытостью, отчего хотелось говорить друг другу что-то приятное и видеть вокруг только хорошее. А берега хвалились ухоженными дачками и усадьбами, яхт-клубами и базами отдыха. Моя подруга то и дело дергала меня за рукав, чтобы показать очередной архитектурный шедевр. И, действительно, было на что посмотреть и чем восхититься. Особенно мне понравилось здание, выполненное в готическом стиле со шпилем, который был немногим меньше шпиля Северного речного вокзала, от которого мы начали свой круиз. Через час мы причалили к маленькой пристани, чтобы вновь прочувствовать земную твердь и пообщаться с природой, по-весеннему молодой и благоухающей. Выползшие на небо облака нисколько нас не расстроили, и даже далекие громовые раскаты показались нам простым старческим ворчанием, не предвещавшим ничего необычного. И только когда налетевший ветер нахлобучил на верхушки деревьев черные тучи, а неугомонный дождь забарабанил по головам, мы сорвались с насиженного места и поспешили скрыться на борту теплохода. И вот тут-то старческое ворчание грозы превратилось в артиллерийскую канонаду, а стрелы молний — в убойную силу. Слава богу, что эти стрелы пронеслись мимо нас. Вскоре гроза, поглумившись над нами, ушла восвояси, а солнце снова выглянуло из облаков. Наш теплоход отчалил от пристани и отправился в обратный путь. Еще издали мы заметили темный дым и языки пламени, рвущиеся вверх. Это горело то самое здание, которое нам очень понравилось. Без всякого сомнения мы пришли к выводу, что пролетевшая мимо нас молния не пощадила возвышавшуюся над землей красоту. Мы как-то сразу сникли и одновременно подумали о том, что человек не всесилен и что с природой нужно дружить, а не бездумно глумиться над ней.

Опубликовано

Из моих наблюдений

На детскую площадку пришли родители со своим малышом. Папа достал из сумки радиоуправляемый мотоцикл и протянул пульт малышу. Тот нажал на кнопку, но мотоцикл упал на бок и не поехал. Малыш второй раз нажал на кнопку и все повторилось. После второй попытки малыш потерял всякий интерес к новой игрушке и полез на качели. А папа еще целых полчаса гонял по площадке радиоуправляемый мотоцикл.

Опубликовано

Из моих наблюдений

Сегодня ехал в метро. Напротив меня сидел маленький человечек с выпученными глазами и хлопающими ресницами. Сидел он чинно и благородно. А мама в это время тихонько посапывала, придерживая малыша правой рукой. В какой-то момент наши взгляды встретились, и малыш показал мне язык. Я тоже выпучил глаза и высунул язык. Малыш захихикал, отчего мама открыла глаза. Прошло немного времени, и мама снова засопела. Малыш опять поймал мой взгляд и высунул язык. В общем, все повторилось, только теперь мама проснулась окончательно.

Опубликовано

Из моих наблюдений

Люблю я в теплый летний день проснуться пораньше, чтобы одним из первых прийти на озеро и, пока не очень жарко, получить ожидаемую порцию загара без последствий перегрева. Вот и сегодня в семь часов утра я уже был на излюбленном берегу. Кроме меня на озере были шесть рыбаков, устремивших свои взоры на неподвижные поплавки, да пару косарей, ворошивших скошенную накануне траву. Духмяный запах сена приятно щекотал мои ноздри, а многоголосый птичий хор радовал слух. Странно, но так петь могли только счастливые создания. Создания, которые восхищались наступившим днем и солнцем, ласкавшим их своими лучами. И тут мне пришла мысль о том, что я тоже восхищаюсь именно этим. Я внимательней присмотрелся к окружающей меня природе и заметил шмеля, усердно проверявшего закрома красных головок клевера. Его неутомимый хоботок углублялся в душистую мякоть головки, и цветок безропотно отдавал шмелю свой нектар. И так от цветка к цветку шмель летал более часа, а я, позабыв обо всем, внимательно наблюдал за ним. Как же старательно и серьезно шмель выполнял свои обязанности, которые ему никто не навязывал. Просто сама природа распорядилась именно так, и шмель, без всякой корысти, следовал распоряжениям Матушки природы. А ведь среди людей тоже есть такие трудяги-шмели, только их не всегда замечают, а зря.

Опубликовано

О детях

В последнее время мне доставляет большое удовольствие наблюдать за нашими маленькими человечками.

Вот один из них крутится возле бабушки и гримасничает. От этих гримас бабушкино лицо немного мрачнеет, а из уст, вместе с придыханием, выплывает просьба:

— Андрейка, перестань кривляться, ведь ты же не клоун.

Андрейка на мгновение задумывается, а потом по-взрослому выдает:

— Бабушка, а, может быть, я лепетилую.

— Тогда я не буду мешать твоей репетиции, — сообщает бабушка и отворачивается от малыша.

Малыш еще немного кривляется, но кривляние без зрителей не входит в его планы. Дернув бабушку за подол, малыш заглядывает ей в глаза и предлагает:

— Бабушка, а давай поиглаем.

— С удовольствием, — соглашается бабушка, — но только без кривляний.

И малыш соглашается на бабушкины условия. Причем, соглашается без принуждения и угроз.

А вот другой сценарий аналогичного сюжета.

Когда на очередной мамин окрик маленькая Леночка показала маме язык, послышалось:

— Ленка, перестань кривляться. Еще раз попробуешь, получишь под зад.

Мамина угроза, конечно же, напугала девочку, но как только мама отвернулась, она ту же показала ей язык, причем, длиннее, чем в первый раз.

На этом общение мамы с дочкой и закончилось.

Дай бог, что не на всю оставшуюся жизнь.

Третий вариант развития событий.

Мама, держа  маленькую дочь за руку, идет по аллее парка. Она думает о чем-то своем, не обращая внимания на то, что дочь за ней едва поспевает. С шага девочке приходится перейти на бег, но маленькие ножки заплетаются, и она повисает на маминой руке. Мама поддергивает девочку, ставит ее на ноги и продолжает идти в том же темпе.

Через минуту падение девочки повторяется, мама опять ставит ее на ноги и продолжает идти. Третье падение девочки выводит маму из себя, и она шлепает малышку по попе.

Девочка начинает плакать и не успокаивается до самого выхода из парка.

В общем, диалог не состоялся, прогулка не удалась.

А состоится ли между ними нормальный диалог, когда девочка вырастет?

Опубликовано

Два друга

     В одном приморском городке жили два друга. Один из них был длинным и худым, и звали его Длиннохудик. Другой же был коротким и толстым с именем Коротолстик.

     По характеру они совсем не подходили друг другу. Длиннохудик был нервным и обидчивым, а Коротолстик – спокойным и уравновешенным, но это не мешало мальчишкам общаться и даже дружить. К занятиям в школе Длиннохудик относился с прохладцей, зато секцию фехтования посещал с удовольствием. Коротолстик же по всем предметам получал одни пятерки, за исключением физкультуры. Ну, что поделаешь, если никакие прыжки ему не удавались. Зато в компьютерных хитростях Коротолстик разбирался лучше всякого программиста.

     А так как городок, в котором проживали наши друзья, располагался на берегу моря, то плавать и ловить рыбу они научились с малых лет. Правда, Длиннохудику приходилось прилагать большие усилия, чтобы удержаться на поверхности, а Коротолстик держался на воде, как надутый пузырь. Зато нырял Длиннохудик без особых усилий, а вот Коротолстик заныривал на глубину с превеликим напрягом. Морская вода так и норовила выдавить его на поверхность. Именно поэтому самые большие ракушки доставались Длиннохудику. Но он с удовольствием делился ими с Коротолстиком.

     А вот рыбачил Коротолстик получше Длиннохудика. Уж чего-чего, а терпения Коротолстику хватало. Он мог часами просиживать с удочкой на берегу в ожидании клева.  В отличие от него, Длиннохудик уже через полчаса начинал выражать свое нетерпение, а через час бросал удочку и удалялся на пляж. Наловив бычков, Коротолстик по-братски делился ими с Длиннохудиком.

     Однажды приключилась с ними большая неприятность. Решили наши друзья половить рыбку не с берега, а с лодки. Взяв у соседа напрокат весельную лодку, они с большим желанием отчалили от берега и не заметили, как отплыли в открытое море на значительное расстояние. А тут, как на грех, налетел сильный ветер, заклубились облака и, на смену им, появились грозовые тучи, из которых полился дождь, как из ведра. Лодка стала заполняться водой не только дождевой, но и морской, потому что бушующие волны переливались через ее борта. Сверкающие молнии освещали безуспешные попытки наших друзей вычерпать воду. Вода все сильней заливала лодку и, в конце концов, она перевернулась, накрыв наших друзей. Они с трудом выплыли из-под лодки и попытались ухватиться за ее торчащее из воды днище. Но днище было таким скользким, что все попытки мальчишек забраться на перевернувшуюся лодку были тщетными. Более того, огромные волны накрыли лодку, и она скрылась с мальчишеских глаз. Потрепав мальчишек в открытом море, свирепые волны выбросили их на безлюдный берег.

     Первым пришел в себя Длиннохудик. Приподняв голову, он в некотором удалении увидел неподвижное тело своего друга и сделал попытку приблизиться к нему. Но ноющая боль пронзила его уставшее тело, и он рухнул на песок. Немного отдохнув, он все же дополз до Коротолстика и дотронулся до его руки.  Потом прислонился ухом к его груди и убедился в том, что Коротолстик дышит. Но дыхание его было прерывающимся и слабым. И тогда Длиннохудик сделал Коротолстику массаж сердца. Коротолстик приоткрыл глаза и, увидев своего друга, слабо улыбнулся. Длиннохудик ответил ему улыбкой и прилег рядом. Так друзья пролежали  несколько часов, пока силы вновь не вернулись к ним. И тогда, посоветовавшись, они решили пойти вдоль берега в поисках какого-нибудь жилища.

     А день уже клонился к закату. Выглянувшее из-за туч солнце лишь ненадолго осветило прибрежные окрестности и потянулось к горизонту.

– Вот бы до наступления темноты найти приют для ночлега, — с надеждой в голосе произнес Длиннохудик.

– Было бы очень хорошо, если бы в этом приюте мы нашли чего-нибудь поесть, — пробурчал Коротолстик, — у меня от голода живот сводит.

– Хорошо бы, — согласился с ним Длиннохудик, — а то я ноги еле переставляю.

     И вдруг они заметили струйки дыма, вьющиеся из-за холма.

– Кажется, мы на верном пути, — оживился Коротолстик.

– Похоже, — поддержал его Длиннохудик, — а ну-ка прибавь шагу, коротышка.

     Через несколько минут они обогнули холм и увидели маленькую деревянную лачугу, возле которой суетился какой-то дед. Около него крутилась большая дворовая собака. Завидев незнакомцев, она с лаем бросилась в их сторону, но дед окликнул ее:

— Берта, ко мне.

     Услышав голос хозяина, собака поджала хвост и вернулась на место.

     Уставшие друзья подошли к деду и негромко поздоровались.

– Приветствую вас, молодые люди, какими судьбами в наших краях, — приветствовал их дед и, не дожидаясь ответа, продолжил, — хотя по внешнему виду можно понять, что прошедшая над морем гроза изрядно вас потрепала.

– Потрепала,- согласился с ним Длиннохудик, — остались мы с Коротолстиком без лодки.

– И без еды, — уточнил Коротолстик.

— Ну что ж, с едой дело поправимое, — улыбнувшись, сказал дед, — а вот лодку вернуть вам вряд ли удастся. Море таких даров не возвращает.

     Сказав это, дед пригласил мальчишек в свою лачугу, основным элементов которой была большая печь. Спинкой к печке притулилась небольшая кровать, заправленная стеганым одеялом. А возле маленького окошка стоял кухонный стол с двумя стульями. Именно на эти стулья и усадил дед своих гостей. Сам же сходил во двор и принес деревянный чурбан, заменивший ему табуретку. Из печи он вынул горшок тушеной картошки с мясным ароматом, от которого у наших друзей закружились головы.

– Угощайтесь, гости дорогие, — придвинув им тарелки с большими ломтями хлеба, предложил дед, — ешьте, да не переедайте, а то от переедания животы пучить будет.

– Спасибо вам, дедушка, —  заглатывая настырные слюни, поблагодарили мальчишки. Сказав это, они застучали ложками по тарелкам, в считанные минуты опустошив их.

     А потом был чай с абрикосовым вареньем, намазанным на ароматные куски белой булочки. С голодухи мальчишкам показалось, что они сроду не ели такой вкуснятины. Глядя на них, дед весело улыбался, но его улыбку скрывали большие буденновские усы. А после ужина мальчишкам пришлось поведать гостеприимному деду о случившейся с ними неприятности. Особенно усердствовал Длиннохудик. Он с превеликим рвением рассказывал о том, как с помощью ведра пытался освободить лодку от захлестывавшей ее воды, с какой стойкостью принимал выпавшие на его долю испытания.

     Коротолстик в это время сидел и периодически поддакивал. Но когда Длиннохудик, войдя в раж, стал бахвалиться своим умением выплыть в любых условиях, Коротолстик не выдержал и произнес:

— Да мне стоило больших трудов вытащить тебя на берег. Я так умаялся, что потерял сознание.

– Ну и что, — не сбавляя оборотов, воскликнул Длиннохудик, — это я только в самый последний момент расслабился.

    Сказав это, он протяжно зевнул и смачно потянулся. Слабость еще давала о себе знать. Понятливый дед разместил своих гостей на кровати, а сам забрался на полати и пожелал им спокойной ночи.

     В эту ночь даже дедов смачный храп не помешал мальчишкам спать безмятежно до самого утра. Но при всей безмятежности, снилось им разное.

     Коротолстику приснился большой-пребольшой компьютер, с помощью которого он решал самые сложные задачи и проектировал межпланетные летающие города. Предполагалось, что в этих городах будут проживать только миролюбивые земляне. Специальное биополе защищало бы их от пришествия агрессивных варваров, коих на Земле было предостаточно. Именно они то и дело разворачивали боевые действия на многострадальной Земле.

     Длиннохудику же снилась различная военная техника, управляемая роботами. По его команде роботы начинали колошматить друг друга, используя самое современное вооружение. И чем больше роботов выходило из строя, тем агрессивней становился Длиннохудик. На смену вышедших из строя он выпускал новые, более современные виды роботов. В конце концов, наступил момент, когда роботы перестали его слушаться. Перестав подчиняться, они ополчились против Длиннохудика.  И только раннее пробуждение уберегло его от погибели.         Проснувшись, он разбудил Коротолстика и рассказал ему о нашествии роботов, которые ему приснились.

     Коротолстик внимательно его выслушал, но о своем сне не поведал.

     Деда они нашли на берегу моря. Тот сидел с удочкой и тихонько напевал. В садке у него трепыхалось несколько рыбешек.

— Привет, мальцы, — улыбнулся дед, завидев друзей, — надеюсь, приятные сны вам ночью приснились?

— Мне приятный сон приснился, а вот Длиннохудику не очень, — сообщил Коротолстик.

— Надеюсь, ты вовремя проснулся, — спросил у Длиннохудика дед.

— Успел, а то бы роботы меня извели, — ответил Длиннохудик.

— А вот мы с Бертой живем на этом острове, и никакие роботы нам не снятся, — сказал дед, — мне бы очень не хотелось их появления здесь.

— Не бойтесь, дедушка, у вас они еще не скоро появятся, — уверенно заявил Длиннохудик.

— Это почему же так, — прищурившись, спросил дед.

— А потому, что ваш остров им неинтересен, — вступил в разговор Коротолстик.

     И тут дед поведал им рассказ о том, как сам попал на этот безлюдный остров:

— Было это пятьдесят лет тому назад на другой планете, когда я, будучи молодым ученым, решил покинуть кишащий роботами мегаполис. И покинул я его потому, что сам начал превращаться в ненасытного робота. Окружавшие меня люди – роботы только и делали, что выдумывали всякие устройства для покорения или уничтожения других людей – роботов. Вместо того чтобы жить с соседями дружно, они из-за боязни быть покоренными, работали над созданием новых видов вооружения. И когда я понял, что данная планета обречена на вымирание, я покинул ее на малом космическом корабле.

     И вот теперь я живу в отдалении от людей, но в гармонии с природой. Мне немного осталось на этом свете. Именно поэтому я обращаюсь к вам с единственной просьбой – не дайте вашей планете умереть. Сделайте все от вас зависящее, чтобы люди прекратили создание средств уничтожения, чтобы, наконец-то, научились жить в мире и дружбе.

     Сказав это, он показал друзьям мощный приемник звуковых сигналов, который связывал его с планетой, которую он когда-то покинул. Но, приемник молчал, потому что люди – роботы погубили его планету.

     Как вы думаете, смогут ли Коротолстик и Длиннохудик сохранить нашу планету для нас?