Опубликовано

Рябина

Рябине, русской по природе,

я посвящаю этот стих.

Она любимая в народе

за несравненно алый штрих.

Её алеющие грозди

манят завидной красотой.

Она как будто ласки просит

зелёной нежною листвой.

И я иду заворожённый

под сень рябиновой красы,

под факел, деревом зажжённый,

сверять осенние часы.

Опубликовано

Меньшиковский дворец в Ораниенбауме

Дворцово-парковый ансамбль в цветном уборе.

Дворца величие взирает на залив.

Волна надменности скрывается во взоре.

Вельможной важности читается прилив.

Он переплюнул спесью роскошь Петергофа,

позолотив окон свинцовый переплёт.

Немецким кафелем покрыл путь на Голгофу,

не ощущая, что судьба туда ведёт.

По воле времени уж нет турецкой бани,

в которой Меньщиков обхаживал Петра.

И не доносятся слова крестьянской брани

из окроплённого бесправием двора.

Но вспоминать следы бесправия не надо,

в нас просыпается лирический азарт.

Мы восхищаемся дворцом и Нижним садом

и с упоением глядим на Верхний парк.

Опубликовано

Луна

Луна – небесная блудница,

ночная спутница Земли.

Как только солнышко садится,

так тени лунные легли.

Её игривое сиянье

руководит приливом чувств

и будит страстное желанье

с ответной жаждой – я хочу.

Она вольна и шаловлива,

любовных тайн не бережёт.

И бойтесь бурного отлива,

который лунный свет несёт.

Она захочет и пройдётся

серпом по хлынувшим страстям.

Иль полнолунием зайдётся,

ударив светом по устам.

Но чаще зорко охраняет

счастливый миг любовных пар.

И мир влюблённых понимает,

что лунный образ – божий дар.

Опубликовано

Ветреный август

Ушёл июль. С холодным ветром

явился август на порог.

Смахнул он летние приметы,

с природой был безмерно строг.

Снабжал дождливым безнадежьем

аллеи парков и садов.

Швырял тоску на побережье.

Притих залив от холодов.

Осенний плед укутал город

и тучи смотрятся в Неву.

На жаркий день сегодня голод,

великий спрос на синеву.

Опубликовано

Морской парад в Петербурге

Морская мощь взяла гранит Невы на прочность.

На невский рейд пришли военные суда.

У Петропавловки с зарёй сверялась точность.

От корабельных волн  запенилась вода.

И любовался возрождённою Полтавой,

победной мощью кораблей Великий Пётр.

И прогремели в залпе тысячи литавров,

когда со всех флотов озвучен был рапОрт.

Шли корабли под шум людского ликованья.

Весь Петербург приник к гранитным берегам.  

И реял флаг Адмиралтейства, как воззванье

к непримиримым государствам и богам.

И разлилась патриотическая гордость

по нежным струнам поэтических сердец.

Морской столицей называется мой город,

а Пётр — побед великих истинный творец.

Опубликовано

Танец под дождём

Под непрестанный звук дождя

я приглашаю Вас на танец.

Дожди, подумаешь – нужда.

Они с любви смывают глянец.

И раскрывают в полный рост

души живительный источник.

А зов душевный очень прост

без мишуры и многоточий.

В нём только трепетная дрожь

и возродившаяся нежность.

Обняв подругу, невтерпёж

умчаться с ней в свою безбрежность.

А там весенняя капель

с приятной музыкой цветенья

и сладость птичьих акапелл,

благословляющих рожденье.

Опубликовано

Спаси нас бог от революций

Спаси нас бог от революций

с картавым посвистом речей.

С чредой кровавых экзекуций

и гегемонией рвачей.

Без права слабого на недра,

без чистых помыслов на власть.

Когда треножат разум нервы

и норовит подняться мразь.

Когда под возгласы подонков

вершатся страшные дела.

Когда народ российский стонет

и вместо гравия тела.

Когда казнят без резолюций

по указанью палачей.

Спаси нас бог от революций

с картавым посвистом речей.

Опубликовано

Ложь

В клоаке лживой задыхаясь,

болит ранимая душа.

Цепные псы Россию хают

за три замызганных гроша.

За пару кол России гадят,

за хруст купюр фальшиво лгут.

Вверяя лесть заморским гадам,

вердикт побед нещадно жгут.

И нет ни совести, ни чести

у ложью брызжущих особ.

Одна дурная жажда мести —

загнать истоки правды в гроб.

Но нашу правду не задушишь,

плюгавым гневом не возьмёшь.

На зов живых восстанут души

и в небыль скинут эту ложь.

Опубликовано

Непогода

Вдоль Невы в июле холод разгулялся.

Небо смотрит исподлобья на залив.

Злобный ветер не на шутку расстарался,

растрепал цветные локоны земли.

Притулились к стенкам невского причала

корабли и маломерные суда.

Не ко времени природа одичала,

 от теплыни не осталось и следа.

Бог Перун промчался в звёздной колеснице,

выпуская стрелы в сонные дома.

Там и тут сверкали грозные зарницы,

отчего в умах роилась кутерьма.

Под ногами растеклись сплошные реки,

возродив венецианские штрихи.

Шли по Невскому лихие человеки

и кричали то ль угрозы, то ль стихи.

Опубликовано

Иван-чай и ромашка

Друг Иван-чай своим малиновым соцветьем

укрыл от дождика беляночку — ромашку.

А с нею малую, пугливую букашку,

что не сорвал с цветочка даже злобный ветер.

С особой нежностью к цветочку наклонился,

коснулся бережно дрожащих лепесточков.

Тем самым в споре с ветром он поставил точку,

и нудный дождь от нежных чувств угомонился.